цифровое изображение головы человека

Когнитивный диссонанс – столкновение в сознании человека противоположных точек зрения по одному и тому же вопросу, сопровождаемое психическим дискомфортом.

В переводе с латыни: cognitio – познание, dissonantia — несоответствие.

В основе концепции лежит постулат о том,
что мозгу человека важно создать целостную картину любого интеллектуального объекта, будь то яичница или вероучение.

Эта картина должна быть слаженной, сбалансированной, логичной. По крайней мере, она должна выглядеть таковой для самого индивида.

Если представление об объекте не удается сделать сбалансированным в силу того, что оно наталкивается на некоторые противоречия, например, нестыковки между теоретическими знаниями о предмете и практикой его использования, возникает дискомфорт.

И человек делает все возможное, чтобы примирить внутри своей головы различные, а нередко и полярные, представления об одном и том же.

Содержание

Основная идея теории когнитивного диссонанса Фестингера простыми словами

Леон ФестингерРазработчик концепции — Леон Фестингер, изучающий управление мышлением. В 1957 году он опубликовал работу «Теория когнитивного диссонанса», которая стала одной из самых влиятельных теорий в мире социальной психологии.
Начало учению дал постулат о том,
что элементы познания могут быть релевантны и нерелеванты друг другу.

И если два элемента познания релевантны, они могут либо согласовываться, либо не согласовываться друг с другом.

При согласовании элементов из первого вытекает второй. Если имеет место несогласованность, тогда из первого вытекает не второй, а его противоположность.

Учение направлено на объяснение возникновения мотивации поступков людей
Как только индивид сталкивается с противоречиями в своей картине мира, он делает все возможное, чтобы от этого противоречия избавиться.

Ибо оно психическим дискомфортно, поскольку природа человека такова, что он стремится быть последовательным в своих мыслях и поступках.

Желание избавиться от дискомфорта противоречий и есть, по Фестингеру, мотивация к действию.

Когнитивный подход постулирует, что:

  • человек действует, исходя из своих знаний и устоявшихся представлений;
  • потребности хоть и играют определённую роль в формировании поведения, но отнюдь не самую значимую;
  • важно то, как человек объясняет себе положение вещей (объяснения могут меняться).

На материальном плане диссонанс когниций проявляет себя тем, что люди верят в одно, а ведут себя иначе – нередко совсем не так, как можно было ожидать исходя из их представлений о действительности, которые ни озвучивали.

Подобный разрыв осознается и вызывает беспокойство, дискомфорт, от которых индивид хочет избавиться.

Признаки диссонанса

  • Ощущение дискомфорта при необходимости принятия решения. Мы ежедневно сталкиваемся с проявлениями такого диссонанса при выборе товаров и услуг.
  • Неуверенность в уже принятом решении, правильности совершенного поступка, заставляющая искать все новые, и новые объяснения того, почему мы поступили так, а не иначе.
  • Стыд и чувство вины за свои действия, обычно сопровождающиеся явным намерением скрыть содеянное.
  • Конформизм.
  • Действия из страха упустить возможность, а не вследствие внутреннего стремления делать это – «все побежали, и я побежал».

Примеры когнитивного диссонанса

Мы ежедневно оказываемся в ситуациях, когда у нас А с Б не сходятся, и это доставляет нам дискомфорт. Какие-то несоответствия пустяковые и проходят почти незамеченными. Какие-то способны привести к глубокому внутреннему конфликту.

Вот несколько простых примеров. Мы испытываем когнитивный диссонанс, когда:

  • слушаем заявления политиков, которые расходятся с их делами;
  • задумываемся от избавления от вредной привычки и тут же находим массу аргументов в пользу того, почему такое избавление невозможно или бессмысленно;
  • взвешиваем все «за» и «против» при выборе любого товара или услуги, особенно в высокой для нас ценовой категории;
  • узнаем, что наша любимая знаменитость повела себя непорядочно (с нашей точки зрения);
  • разоблачаем ложь близких людей;
  • наблюдаем за людьми, уклад жизни и привычки которых полностью противоположны нашим;
  • пробуем блюдо, которое мы с детства расценивали как «гадость» и вдруг понимаем, что это вкусно.

Если нам показать желтый круг, на котором будет написано слово «зеленый», мы тоже впадем в диссонанс.

андроиды

Причины возникновения ментального дискомфорта

Невозможность построения четкой, логически выверенной модели

Одно и то же явление имеет развернутые, часто научно обоснованные, но противоположные друг другу объяснения.

Мы легко можем прочесть два новых учебника разных авторов на одну и ту же тему и найти в них диаметрально противопенные объяснения одного и того же явления.

Или получить полностью опровергающие друг друга консультации специалистов по одному вопросу.

Расширение информационной базы

Получение новой информации по вопросу, даже если эта информация не опровергает предыдущую, а лишь расширяет ее, может привести к когнитивному диссонансу.

Ведь новая информация делает модель любого явления более сложной. А чем модель сложнее, тем ей труднее придать целостную законченную форму, в которой все уравновешено и понятно.

Противоположные точки зрения

Наличие альтернативного мнения у других людей, а также осознание, что другие люди ведут себя так, как нам кажется неэффективно, но достигают успеха.

Нестыковки личного и общественного взгляда на проблему

Разрыв между тем, что принято думать по поводу той или иной проблемы в обществе, в котором живет человек, и взглядом самого индивида на нее.

Кто-то называет это духом противоречия. Кто-то – принудительным соответствием. В любом случае, это положение, когда человек вынужден идти на поводу у большинства, либо быть битым.

Рассогласованность между собственным опытом и теоретическими данными

У каждого из нас есть представление о том, каким что-либо должно быть. Но поскольку это только наши представления, реальное положение дел их часто опровергает.

В результате мы вынуждены вести себя не так, как задумывали. Тут и возникает когнитивный диссонанс, который доставляет нам беспокойство и заставляет находить объяснения, примиряющие противоположности.

Главное условие возникновение – наличие выбора

Мы беспокоимся лишь тогда, когда можем принять какую-либо точку зрению, а другую отвергнуть. Когда в нашей власти вести себя тем или иным образом. Если выбора нет, то нет и дискомфорта.

Мы можем разрываться между желанием съесть булочку и осознаваемой необходимостью снижения веса. Но если мы находимся в осаждённом городе, то вряд ли попадем в такое затруднительное положение.

Сила диссонанса

Степень выраженности дискомфорта, который мы испытываем, зависит от нескольких показателей:

  • от той ценности, которую мы придаем своему убеждению;
  • от степени несоответствия между устоявшимся мнением и новыми данными;
  • от количества не состыковывающихся данных (чем больше разных, противоречащих друг другу, факторов надо принимать во внимание, тем выше стресс);
  • близости опровергаемого убеждения к себе (нам легче разочароваться в ком-то, чем в себе).

Влияние ментального дискомфорта на психику

В психологии когнитивный диссонанс – это всегда дискомфорт и беспокойство, которые могут являть себя как:

  • сожаление, смущение, стыд, вина;
  • грусть;
  • отчаяние;

Последствиями диссонанса, с которым никак не удается примириться, могут быть:

  • общий длительный стресс;
  • ухудшение самооценки;
  • развитие депрессии и/или хронической тревоги;
  • отказ от полезной деятельности.
Под влиянием серьёзного когнитивного диссонанса, затрагивающего важные для нас аспекты бытия, могут изменяться алгоритмы того, как мы думаем и действуем. Изменения могут носить, как положительный, так и отрицательный характер.

Принципы избавления

Чтобы избавиться от когнитивного диссонанса,
мы должны отказаться от одного из противоречащих друг другу элементов познания.

Но какой выбрать: А или Б?

Изменен будет тот элемент, который имеет меньшую устойчивость. На устойчивость влияют два основных фактора:

  1. количество опровергающих элемент данных;
  2. эмоциональная важность элемента для человека.
Для большинства людей второй фактор намного важнее первого.
Если отказ от когниции ведет к боли и несет ощущение потери, мы откажемся от нее с огромным трудом, даже если ее будет опровергать миллион других элементов.

В своей хрестоматийной работе 1957 года Леон Фестингер описывает такое положение дел примером курильщика, который умело опровергает то, почему курить не так вредно, как говорят, и почему сам отказ от курения может привести к негативным последствиям для здоровья.

Для избавления от дискомфорта когнитивного диссонанса мы должны:

  • либо добавить положительных подкреплений нашей устоявшейся точки зрения, принятому решению, стереотипу действий и т.д.;
  • либо уменьшить количество положительных данных для диссонирующего элемента.

Также можно:

  • сократить число минусов у нашей привычной модели;
  • убрать плюсы у ненавистного оппозиционера.

волны

Как мы обычно справляемся с когнитивным диссонансом

Один из самых распространенных способов справиться с дискомфортом -
когнитивное искажение «предвзятость подтверждения», когда мы намерено выискиваем лишь ту информацию, которая подтверждает нашу точку зрения, а все прочие данные отвергаем. И делаем это изобретательно.

Так если нам надо оправдать нашу вредную привычку, к которой мы нежно привязаны, но информация о негативных влияниях которой сыпется на нас со всех сторон, мы может углубиться в изучение проблемы и найти самые замысловатые подтверждения того, почему наша привычка не так вредна, как принято думать.

Например, некоторые курильщики, прослышав, что никотин может способствовать профилактики паркинсонизма, так и объясняют свое пристрастие – «защищаюсь от паркинсонизма».

Хотя если такое влияние и имеет место, то оно относится именно к никотину как агонисту N-ацетилхолиновых рецепторов в мозге, но никак не к канцерогенным смолам, которые и причиняют основной вред здоровью.

Но этот нюанс курильщики намерено упускают.

Еще один дисфункциональный метод борьбы – перекладывание ответственности
за свои решения на других людей и внешние обстоятельства. Иногда мы признаем, что были неправы, но объясняем это тем, что нас вынудили так себя вести, например, дали много денег.

«Я это сделал», — говорит моя память. «Я не мог этого сделать», — говорит моя гордость и остается непреклонной. В конце концов память уступает.

Эта цитата из Фридриха Ницше описывает тот вариант избавления от диссонанса, о котором писал еще Л. Фестингер. Автор теории полагал, что некоторые люди могут на самом деле искренне поверить в то, что чего-либо не делали или не говорили, если этот их поступок доставляет слишком сильный когнитивный дискомфорт.

Если диссонанс когниций вызван давлением на нас общества,
мы прячемся от него, скрывая свое истинное мнение. Либо удаляемся в то общество, которое согласно с нашим мнением.

Продуктивный метод избавления оправданием усилий

Мы сталкиваем с мелкими когнитивными диссонансами практически ежедневно. Многие из них не имеют серьезного влияния на нашу жизнь. Но некоторые представляют вред, поскольку не дают возможности получить желаемый результат, поправить здоровье, улучшить отношения и т.д.

Так происходит в первую очередь тогда, когда нам необходимо делать что-то неприятное. В этом случае мы сразу находим объяснения, почему это неприятное делать не стоит. Изобретательно доказываем себе, что это может быть не просто бесполезно, но и даже опасно.

  • Мне нельзя сокращать количество сладкого, потому что если я не будут есть сладкое, то буду в стрессе. А если я буду в стрессе, то я сорвусь и начну есть совсем много сладкого и растолстею еще больше.
  • Я не могу готовить дома здоровую пищу. Потому что для этого надо покупать продукты и тратить время на их приготовление. А если я буду тратить на это время, но мне не хватит его на работу. В итоге меня уволят. И тогда мне будет не на что есть. Так что, придется питаться фастфудом.
Чтобы избавиться от когнитивного диссонанса,
надо максимально усилить важность того результата, который дают неприятные действия.

Так если необходимость похудения для нас неочевидна, мы не будем ни готовить дома здоровую еду, ни отказываться от сладкого.

Чтобы выполнить эти действия, надо нагрузить ожидаемый положительный результат от снижения веса не просто важностью, а мега-необходимостью.

Усиливаем пользу

Надо понять,
зачем вам нужен тот результат, к которому должны принести неприятные действия. И это «зачем» должно быть по-настоящему важно.

Если вы обучаетесь в университете только для того, чтобы родители были довольны, вам вряд ли долго удастся их радовать, если вы не поймете, зачем вам на самом деле нужно образование. Зато легко отыщите массу аргументов, почему надо бросать.

Вот Миша и Маша тоже учились, а интересной высокооплачиваемой работы так и не нашли. Получают три копейки, лямку тянут. Я такую лямку и без образования могу тянуть. Зачем напрягаться?

Раздуваем вред

Ответ на вопрос «зачем?» не обязательно должен быть связан с потенциальной пользой желаемого результата.

Перспектива избежать негативного развития событий
часто оказывается более значимой, чем ожидание неких плюшек. Кнут всегда работает эффективнее пряника.

Это хорошо заметно на людях, которые уже успели нанести вред своему здоровью дурными привычками.

Так многие из курильщиков долго и пространно могут рассказывать о том, почему бросать курить не надо. Но как только облитерирующий эндартериит превращает перспективу ампутации конечностей из иллюзорной в реальную, все объяснения относительно того, почем не надо бросать курить, испаряются.

Ответ на вопрос «зачем это нужно сделать?» становится очевидным. Когнитивный диссонанс исчезает.

Использование дискомфорта для пользы дела

Может сложиться впечатление, что от когнитивного диссонанса сплошной вред – раздражение, депрессия, отказ от деятельности. Но это не так.

Состояние дискомфорта может подталкивать человека к продуктивной деятельности, недаром сама теория диссонанса относится к мотивационным.
психотерапевтический сенсЕще в 1980 году профессор Принстонского университета Джоэл Купер заметил, что все психотерапевтические практики –

от психоанализа до когнитивно-поведенческой терапии –

используют состояние диссонанса, чтобы побудить пациента к действию, заставить поменять мировоззрение и улучшать качество жизни.

Сегодня когнитивный диссонанс активно применяют в практиках, направленных на:

  • избавление пациентов от разнообразных зависимостей;
  • коррекцию пищевого поведения;
  • лечение ожирения,
  • терапию депрессии и тревожно-фобических расстройств.
По сути, то, что делает психолог или психотерапевт, -
это погружение пациента в состояние сильного когнитивного дискомфорта, из которого он (при наличии желания избавляться от проблем и грамотного ведения терапии специалистом) выходит обновленным и может улучшить качество своей жизни.

К примеру люди со склонностью к перееданию и значительным лишним весом умело обосновывают свою поведение целым ворохом объяснений, многие из которых якобы имеют научный характер.

Врач (в данном случае лучше, чтобы это был именно человек с высшим медицинским образованием, а не просто психолог) может авторитетно опровергать эти ложные объяснения, помещая человека в неприятное состояние мыслительного дискомфорта, которое способно подтолкнуть его к изменению мировоззрения, а, следовательно, к нормализации пищевого поведения и похудению.

Аналогично работает для любого другого невротического расстройства, например, панического.

Каждый индивид с паническим расстройством уверен, что паника опасна. Кто-то считает ее сердечным приступом и уверен, что умрет от него.

Кто-то уже осознал, что к болезням сердца это состояние отношения не имеет, но боится того, что моторчик может не выдержать столь сильной тревоги. Ведь умер же герой рассказа Артура Конан Дойля «Собака Баскервилей» от испуга.

Кто-то опасается, что не выдержит не сердце или сосуды, а сама «крыша» — уедет окончательно.

В любом случае, человек боится панической атаки и считает ее опасной, иначе бы давно был здоров.

Задача специалиста – парирование аргументов пациента, объясняющих риск паник и выдвижение контраргументов, доказывающих субъективную неприятность, но в то же время безвредность, данного состояния.

Чем сильнее будет когнитивный дискомфорт, создаваемый такой дискуссией, тем выше вероятность того, что пациент перестанет паниковать, поскольку на самом деле осознает беспочвенность своих страхов.

Извлекать пользу из диссонанса когниций можно самостоятельно.
Никто не мешает собирать достоверные факты, опровергающие наш привычных ход мыслей, если этот ход не приводит к успеху.

Нейрофизиологическое объяснение теории когнитивного диссонанса

В 50-х годах прошлого века, когда Л. Фестингер разработал теорию, методов наблюдения за живым работающим мозгом не существовало. Но с тех пор они появились, и удалось выявить те зоны мозга, которые отвечают за возникновение данного состояния.

Главную роль в развитии напряжения, сопряженного с нестыковками между убеждения, верованиями, поведением и т.д. играет поясная извилина (цингулярная кора).

Поясная извилина

Если объяснять простыми словами, то суть работы этой области коры больших полушарий можно представить так.

  1. Поясная извилина постоянно отслеживает результат наших действий.
  2. И сопоставляет ожидаемые результаты поведения с фактическими.
  3. Если наша деятельность выливается в те результаты, которые мы планировали получить, поясная извилина проявляет небольшую активность.
  4. Но как только что-то идет не так, активность в этой зоне коры  больших полушарий возрастает. И поясная извилина начинает настойчиво требовать от ассоциативной лобной коры, отвечающей за принятие решений, подкорректировать программу поведения.

«Эй, там впереди», — кричит поясная кора. «Я обнаружила, что что-то идет не так! Что делать будем?»

В состоянии когнитивного дискомфорта поясная извилина сильно возбуждена. И ее активность тем выше, чем сильнее диссонанс.

Для человека такая активность мозга связана с сильным беспокойством. И он вынужден что-то предпринимать, чтобы его устранить.

Конечно, самый простой ход в такой ситуации – это отвергнуть новую информацию и нагрузить свои привычные убеждения, манеру поведения, верования дополнительными объяснениями. Часто мы так и поступаем.

При наличии достаточной мотивации
мы можем позволить своей лобной ассоциативной коре изменить наше поведение в более продуктивную сторону и избавить нас от невроза, депрессии и просто улучшить качество жизни.

Для этого необходимо считать вновь поступающие сведения, например, доводы психотерапевта, правдивыми. Признать свои ошибки и начать действовать по новому алгоритму.

Нажмите на звезду, чтобы оценить публикацию!

Средняя оценка 5 / 5. 1